С тех пор как я написала первую статью, во время вступительных экзаменов в британке мне обязательно кто-нибудь пишет и спрашивает стоит ли им идти на курс. Я думаю эта итоговая заметка тоже кому-нибудь пригодится. Здесь я напишу о втором годе обучения в британке, общем впечатлении от курса и о том, что случилось потом.

ПЕРВЫЙ ГОД ОБУЧЕНИЯ У МЕНЯ ЗАКОНЧИЛСЯ НА НЕОБЫЧАЙНОМ ТВОРЧЕСКОМ ПОДЪЕМЕ

И хотя к концу года сил осталось совсем мало, мне была очень неприятна мысль, что половина обучения уже прошла. На каникулы у нас оставались два месяца: август и сентябрь. В августе я наконец-то отправилась в поездку в Италию, которую планировала уже много лет. И, вернувшись, с нетерпением ждала нового учебного года.

Но второй год разительно отличался от первого. Раньше я с удивлением смотрела на второй курс, удивляясь их меланхоличности и небольшому, по сравнению с нами, количеству проектов. Я всегда оправдывала это тем, что наша группа просто была более удачным набором и на втором году мы будем намного лучше них. Но, оказавшись на их месте, мы поняли что на их меланхоличность были причины.

Как я писла в прошлой статье, первый год начинается с практики. Вы бегаете по бриатнке, будто накачанные энергетиками, выполняете какие-то сумасшедшие брифы, кажущиеся непосильными. Вокруг вас десятки таких же ненормальных людей, каждый из которых способен придумать гениальную идею и вам приходится соревноваться или сотрудничать с кучей незнакомых людей. На втором году вы уже знаете всех этих людей, у многих сформированы более менее постоянные команды. Практических дисциплин становится заметно меньше, а если они и появляются, то фактически повторяют дисциплины первого года. Брифы становятся для вас простыми и понятными, сказывается тренировка прошлого года. И из-за столько резкой смены обстановки нарастают меланхоличные настроения.

Ближе к новому году я стала слышать недовольства вокруг. Многие жаловались на то, что курс перестал приносить пользу. Лично я прогуливала невероятно много занятий и никак не могла найти в себе силы взяться за брифы, которых по-прежнему было много, но вот стимула их выполнять было мало. Из-за этого я растеряла свою не так давно сложившуюся команду и поддалась общей меланхолии. В ноябре я попыталась как-то улучшить ситуацию и взялась за клиентский бриф для Лореаль, им занималось так мало людей, что наша презентация выглядела хорошо на общем фоне и умудрилась понравится клиенту. И в декабре нам это припомнили.

К СЛОВУ, О КЛИЕНТСКИХ БРИФАХ

На втором году их количество резко прибавляется и у вас появляется возможность поработать не с одним знаменитым брендом. Эта работа зачастую приближена к реальности, т.е. иногда от вас требуются очень тривиальные задачи, вроде разработки фирменного стиля или съемки интервью. Фактически, это обычные проекты, заполняющие жизнь любого дизайнера, но благодаря брендам они прекрасно ложаться в портфолио и я очень советую не упускать такую возможность. А самое главное, заранее решить какие именно проекты вам нужны в портфолио. Я промахнулась в этом и за год сделала два очень больших клиентских брифа, которые совершенно бесполезны для моего портфолио.
Первый из них — Kiehl’s city. Об этом проекте напишу отдельно чуть позже.
С этого проекта начался новый этап обучения лично для меня. В проекте были задействованы 24 человека, с первого, второго и выпускного курса. Помимо того, что мне приходилось выполнять функцию менеджера и Мастера-На-Все-Руки-Если-Кто-то-Что-то-Не-Сделал-Вовремя, нужно было буквально за пару недель научиться работать в 3д, а потом воплощать все что ты намоделировали на реальных объектак. Мы открыли для себя мастерскую со всей горой инструментов, лазерной резкой и фрезерными станками. Удивительно, сколько людей, работавших в цифровом пространстве, с упоением переключились на склеивание елочек из бумаги, работу с деревом и конструирование. Любому цифровому дизайнеру рекомендую врем от времени работать руками, это придаст вашим проектам совершенно новый взгляд.

После этого брифа я выдохлась настолько, что до апреля месяца не занималась по учебе почти ничем полезным. Все еще прогуливала занятия и подумывала о том, что может быть стоило после нового года уехать в путешествие, как я давно мечтала, и закончить обучение в британке как-нибудь потом. Иногда мне кажется, что если долго мечтать о чем-то одном и откладывать эту мечту в слишком долгий ящик, мироздание начинает мстить тебе за это.

В апреле, наконец-то отдохнув от Kiehl’s я решила сделать последний проект в рамках британки. И заболела. Почти две недели мне пришлось провести в больнице и в ближайшие два месяца после этого понять всю бесполезность российской медицины. И одновременно с этим приходилось делать финальный проект, отменить который уже было невозможно. Пожалуй, это был самый сложный момент в моей жизни: продакшн проекта длился два с половиной месяца и все это время я умудрялась болеть, спуская кучу денег на лечение и периодически просто выпадая из процесса из-за этого. Не знаю, откуда во мне взялись силы все это выдержать, но вероятно именно обучение в британке придает характеру необыкновенное упрямство.

Финальный проект я придумала себе сама. Нашла клиента, предложила им примерную идею и собрала команду. Подробнее об этом проекте я напишу немного позже, когда наконец-то доделаю отчет по нему.

Вкратце, это был Килс в масштабе 500 квадратных метров. Мне очень хотелось сделать что-то, связанное с искусством и цифровыми технологиями. И решением была выставка восточного искусства с использованием микромаппинга.

По взаимодействию тут было все так же как в прошлый раз: два десятки человек, работа в мастерской. Но в этом случае мы оформляли не маленькую витрину, а целый выставочный зал на Винзаводе. И экспонатами на выставке были уникальные по своей красоте предметы, которым нужно было соответствовать. Плюс помимо ручной работы подключались цифровые технологии, анимация и иллюстрация.

Как только выставка завершилась, я сбежала из британки со скоростью света. На пару недель я выпала из жизни, просто решив выспаться за последние два года. И сразу после этого бросилась паковать чемоданы, на этот раз действительно решив осуществить свою давнюю мечту.

Сейчас я пишу эту статью, сидя перед панорманым окном с видом на французские Альпы. Только 5го сентября я смогла наконец адекватно вспомнить последний год и написать о нем отзыв. Это был самый сложный год в моей жизни, но думаю что мне просто не очень повезло и все могло бы быть по-другому. Многие мои одногруппники говорили, что второй год показался им лишним и лучше бы на курсе оставалась старая система обучения с одним единственным курсом. В этом есть доля здравого смысла, для многих действительно второй год был пустой тратой денег. Но у отдельных команд на втором году появились замечательные проекты, о которых было написано немало отзывов в сети и они послужили замечательным толчком для дальнейшего развития. Второй курс может быть вам полезен только если вы понимаете, чего вы хотите в дальнейшем. Если это должность в компании, вы ее получите. если это своя студия, вам помогут ее открыть. К концу курса почти все добились того, чего они хотели. Но не забудьте понять это до второго курса.

У меня все вышло немного иначе, я поняла чего я не хочу. В какой-то момент на втором курсе я решила, что у меня тоже есть амбиции и пошла в крупную рекламную компанию: мне очень польстило что мне сходу предложили работу арт-директором, офис компании находился в Москва Сити, а у меня даже трудовой не было. Я сбежала через 3 дня рисования баннеров, потратив половину времени на поиски фотографий мужчин не слишком европейской внешности на шатерстоке. На двадцатом варианте баннера я поняла, что у меня не такие уж большие амбиции.
Британка дала мне очень много, на самом деле даже слишком много. Как дизайнер я стала значительно лучше и могла бы без проблем открыть собственную студию или развиваться в дальнейшем как самостоятельный дизайнер. Но британка дала мне кое-что еще: понимание, что эта индустрия выкачивает из вас все жизненные силы и заставляет работать бесконечно соревнуясь за сомнительные идеалы маркетинга. Первый курс показал мне свободу творчества и все прекрасные стороны дизайна, второй курс раскрыл лицо коммерческого искусства. В итоге все сводится к тому, что вам нужно как можно больше сомнительного товара продать потребителям. Поэтому я для себя приняла решение никогда не работать с проектами, которые мне не нравятся, на проекты, в которых самым важной ценностью является название бренда, а не результат.
Так что в целом, после завершения британки, я остаюсь дизайнером и очень хорошим. Теперь я занимаюсь не только веб, но и моушн, и графическим дизайном. Я продолжаю периодически проходить какие-то отдельные курсы, улучшаю свои навыки в типографике, моделировании, в том что мне необходимо и интересно. Для меня цифровой дизайн перестал быть поделенным на индустрии: рисование плаката или веб-странички, разница только в ПО и технологиях, но подход ко всем дизайнерским задачам одинаков и британка этому отлично учит.

Но я остаюсь фрилансером и все еще убеждена, что каждый проект, который вы создаете, должен решать не только маркетинговую задачу, но быть уникальным лично для дизайнера, тогда он станет уникальным и для клиента, и для аудитории. Любая офисная работа в моем понимании ставит рамки и все всегда сводится к созданию шаблонов, какими бы забрендированными и раскрученными они не были.

НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, ПОЖАЛУЙ ЭТО ЕДИНСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ, НА КОТОРОЕ МНЕ НЕ ЖАЛКО ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ И ДЕНЕГ.

И в конце концов я рекомендую Британку, это тот опыт, который изменит вашу жизнь навсегда, а вот в лучшую или худшую сторону уже зависит от вас.